Все новости

Интервью Валерия Сеткина газете «Московские Новости»!

Валерий Сеткин, вокалист и пианист в группе RawCats’88 рассказал «МН» о «музее Элвиса» у себя дома, стиле жизни и музыке которую он любит и дочке Лизе, которая иногда путает его с королем Рок-н-Ролла.

Мне еще не было и двух лет, а я уже тянулся к клавишам. Года в четыре пошел в музыкальную школу, потом отправился в джазовый колледж. Так и началась моя клубная жизнь. Сначала я пошел по блюзовой дорожке, потом играл рок-н-ролл. И в конце концов плавно влился в жанр рокабилли. Наша группа RawCats’88, где я пою Элвиса, существует уже девять лет.

Элвис в моей жизни уже очень давно. Спасибо за это моим родителям. Отец был кинооператором и привозил из-за границы самые лучшие пластинки — Elvis Presley, Ray Charles, Jerry Lee Lewis. Элвис был любовью с первого прослушивания. Его голос со мной на протяжении всей жизни. Я мог увлекаться разными музыкальными течениями, слушать хеви-метал, но Элвис всегда стоял особняком, потому что его голос и поведение на сцене уникальны.

Я не сразу начал играть Элвиса просто потому, что у меня не было такого голоса. Мой вокал лет 15 назад был просто отвратительный, никакого диапазона. Но у меня было дикое желание походить на своего кумира, на Короля.

Я долго занимался, и это сделало мой голос очень похожим. Недавно английский журналист про меня написал, что моя версия Viva Las Vegas — лучшая из всех (ну кроме исполнения самого Элвиса). Даже когда я перенес операцию на легком и, выйдя из Склифа, не мог ни играть, ни петь, я все равно знал, что ничто не помешает мне петь Элвиса. И я вернул свой голос, даже сделал его лучше.

Понятно, что еще одним Элвисом мне не стать — все равно я уже второй. Если бы я мог, я бы, конечно, с удовольствием родился в 50-е, записал бы все это сам. Но так уж сложилось, что мой год наступил гораздо позже. Я могу быть вторым Элвисом, но я точно знаю, что в Москве, например, я Элвис номер один. Это даже не обсуждается. Сказано нагло, но как еще? То, как я исполняю Элвиса, я ни у кого не слышал. Я люблю эту музыку. Я живу ею. И для меня Элвис и рок-н-ролл — это не музыка и автор. Это стиль жизни, модель поведения.

Я стараюсь выглядеть как Элвис, хотя часть своего стиля я оставил: Элвис никогда не носил длинные волосы, а я хвост не отрезаю. Хотя бакенбарды отрастил. Иногда даже кок делаю, хотя с моими волосами его трудно ставить.

Мне очень нравится мода тех лет. У меня есть фирменные элвисовские очки, такие же костюмы. Все внешние атрибуты в стиле Пресли достать нетрудно. Есть фирменные магазины (в том числе из самого Грейсленда). Есть сайт elvis.com. В Москве можно найти тематические магазины, которые торгуют атрибутикой 30–50-х годов.

У меня дома настоящий «музей Элвиса» — из книжек, вещей, артефактов. Ни для кого не секрет, что на день рождения мне все дарят что-нибудь с Элвисом. И портсигары, и ножи, и амулеты — все. Еще я собираю виниловые пластинки.

Мне нравится быть как Элвис. Вот эта разнузданная походка. Когда я иду, мне все сразу говорят: «О, выплывает наш Элвис!» Заходишь в двери клуба — народ уже идентифицирует. Как-то раз я ехал в поезде, шел по вагону, а мне дети вслед кричали: «Смотри-смотри, Элвис пошел!» Конечно, мне было очень приятно. Еще есть у меня пряжка на ремень нереального размера — она обычно приводит публику в восторг и замешательство. Так как Элвис — это не музыка, а стиль жизни, то вся внешняя похожесть для меня стала чем-то естественным. Это не наносное, а перманентное.

Чтобы быть Элвисом, надо просто слушать его песни. Там все в них рассказано. Элвис — это не кадиллаки, коки и золотые костюмы. Это его песни и мелодии, его фильмы. Элвис был очень разным. Наверное, мой любимый образ Пресли — это 1968 год, бунтарский «кожаный период».

Я привношу частичку себя в творчество Короля, когда перепеваю его песни. Я ведь тоже могу как-то по-иному видеть вещи, которые он написал. Но незыблемой основой остается Элвис. Он фундамент, на котором все строится.

Когда я пою Элвиса, я обычно сижу за роялем. Но бывает, что и на сцене прыгаю, на клавиши забираюсь, ногой играю. Хотя, строго говоря, Элвис так себя на сцене не вел, это у меня влияние Джерри Ли Льюиса.

mn20130925_1Дочку я, конечно же, назвал Лизой (как Лизу Мари Пресли). Я ее с детства приучаю к правильной музыке. У меня дома куча постеров Элвиса. Иногда дочка нас с ним даже путает. Показывает на мою фотографию и говорит: «Это дядя Элвис!»

Я пишу свои песни, не только перепеваю Элвиса. Все мое творчество — в стиле рокабилли. Никакого русского языка. Хотя я уверен, что англоязычная музыка в России не нужна. У нас в стране полторы калеки знают английский. Поэтому, конечно, хочется пробиться в Европу, чтобы нас услышали за границей. Было бы здорово попасть на рокабилли-фестиваль.

Зачем людям идти на наш концерт, а не просто слушать Элвиса «вконтакте»? В интернете вы не сможете поговорить с Элвисом, прикоснуться к нему. А когда я на сцене пою его песни, я сливаюсь с ними и немного становлюсь Элвисом. Даже не немного — я просто им становлюсь. Видимо, поэтому я это и делаю. Хочется быть Королем. И раз у меня есть такая возможность, а людям это нравится, почему бы и нет.

У меня есть любимая фраза:

Слушать современную музыку не имеет смысла — тенденции все время меняются. Слушайте Элвиса — он вечен